Перевести страницу

Статьи

Журнал "Большевик" 1934 год Г. Зиновьев (2)

Международная значимость истекшего десятилетия Г. Зиновьев (продолжение)

 

III. Часть.

Следующий вопрос, разрешавшийся в течение этого десятилетия без Ленина и теперь в основном разрешенный, это вопрос о крестьянстве, о социалистической переделке сельского хозяйства. Здесь тоже ожидали своего разрешения вопросы гигантской международной значимости — и чисто теоретические и практически-политические. Это та проблема, которая имела огромное значение для нашей революции и которая будет иметь не меньшее значение для пролетарской революции в ряде других стран. И относительно разрешения этой важнейшей проблемы опять приходится сказать: как о Марксе в нашу эпоху нельзя уже говорить, не говоря в то же время о Ленине, так, говоря о Ленине, надо в то же время говорить о Сталине.

Маркс дал основы и в вопросе о взаимоотношениях между пролетариатом и крестьянством, указав на необходимость дополнить пролетарское соло крестьянским хором, классовую борьбу пролетариата—крестьянской войной. Энгельс обрисовал мировому пролетариату задачу создания в деревне «товарищеского производства» после завоевания власти пролетариатом, который должен дать крестьянству возможность в течение некоторого времени «подумать на своем клочке земли» о преимуществах крупного социалистического, товарищеского хозяйства над мелким индивидуальным хозяйством Под руководством Ленина осуществилось соединение гражданской войны пролетариата против буржуазии с крестьянской войной против помещиков и начались великие подготовительные работы к созданию товарищеского, социалистического сельского хозяйства в дерезне. Под руководством Сталина эти работы в основном завершены, социалистическое хозяйство окончательно восторжествовало и в деревне, и всему миру показано, «как это делается» при диктатуре пролетариата. Уже по одному этому в книге великой освободительной борьбы пролетариата эти четыре имени стоят рядом.

История всех трех наших революций доказала незыблемо, что единственной партией, которая всерьез держала курс на социалистическую переделку деревни и именно поэтому вела ту политику, которая теперь всем известна, была (и остается) партия большевиков. И именно потому, что большевики с самого возникновения большевизма яснее, чем кто бы то ни было, видели классы в деревне, они теперь вплотную подвели страну к уничтожению классов.

От первой брошюры Ленина «К деревенской бедноте» (1903г.) до речи Сталина на съезде ударников-колхозников (1933г.) с лозунгом превращения всех колхозов в большевистские и всех колхозников в зажиточных пролегает одна дорога: борьба за переделку деревни в социалистическую деревню через диктатуру пролетариата, согласно учению Маркса и Энгельса. Большевики начали в момент октября 1917 г. с принятия для определенных целей 272 крестьянских наказов, еще проникнутых эсеровскими мелкобуржуазными иллюзиями. И долгой и трудной работой в течение более чем 15 лет, меняя формы работы среди крестьянства, но не ее содержание, они под руководством Ленина и Сталина разрешали и разрешили самую трудную задачу превращения мелкого крестьянского индивидуального хозяйства в крупное социалистическое хозяйство. Этот великий урок сослужит громадную службу пролетарским резолюциям во всем мире. Эта по-беда развеяла в прах все злорадные ожидания противников марксизма-ленинизма, надеявшихся, что на этой трудной задаче большевики споткнутся.

Маркса пытались искажать в «левую» сторону анархо-синдикалисты, а вправо искажали и искажают с.д. оппортунисты. После смерти Маркса и Энгельса отпор обоим этим искажениям марксизма дал Ленин. Только благодаря этому он смог поднять марксизм на новую высоту, дать марксистский анализ новой империалистской эпохи и помочь созданию коммунистических партий, которые призваны осуществить на деле заветы Маркса и Энгельса. Учение самого Ленина пытались и пытаются искажать тоже и «влево» и вправо Сталину в течение решающего десятилетия довелось организовать победоносный отпор этим искажениям, дать марксистско-ленинское освещение тем новым гигантским проблемам, которые возникли за это десятилетие, и выковать те силы, которые разрешат на практике заветы учителя.

Когда умер В.И., положение в нашей деревне было очень пестрым. С одной стороны, на путях нэпа партия достигла крупных успехов и в городе и в деревне, с другой—он вызвал к жизни ряд новых и сложных проблем, требовавших своего разрешения. Наделы дробились. В то же время диференциация в деревне шла интенсивно. Кулак, производивший в те годы более 500 млн. пудов хлеба в год и вывозивший из этой суммы в порядке внедеревенского обмена около 130 млн. пуд. в год, представлял серьезную экономическую силу на селе Его политическое влияние в дерезне тоже было еще немалым. Главные усилия кулака направлены были на то, чтобы сбить, сорвать политику партии, направленную на союз рабочего класса с середняком. Было ясно, что партии предстоит еще «последний решительный бой» с кулаком, с деревенской буржуазией и что этот вопрос—не чисто деревенский вопрос, что это — проблема, связанная с общей проблемой «кто кого», связанная не только с «новой» и старой буржуазией в городах, но и с международной буржуазией Сменовеховская буржуазия была уверена, что политика нэпа есть для советской власти «не тактика, а эволюция». Ставя ставку на кулака, сменовеховцы — одна из наиболее гибких и политически вышколенных групп «новой» буржуазии в России — являлись выполнителями предначертаний известной части мировой буржуазии. Ошибки автора этих строк в его статье «Философия эпохи» накануне XIV съезда связаны были, между прочим, с его опасением, что сменовеховцы в своем «анализе» могут оказаться правы, что вытекало, конечно, из неверного понимания и неверия в силы революции, в силы партии, в силы пролетариата.

Партия осталась без Ленина. Одно из первых крупнейших политических решений, какое спустя некоторое время приходилось принять без Ленина, состояло в том, куда вести дальше дело с политикой в деревне Самый «простой» выход заключался в том, чтобы начать немедленное «наступление на кулака». Этот «выход» и стали проповедывать Зиновьев и Каменев, не отдав себе отчета:

1) ни в возможностях успеха такого немедленного наступления,
2) ни в том, во имя какой реальной, конкретной программы действий в деревне (не во имя же «лошади безлошадному», как справедливо указывая т. Каганович еще на XIV съезде) вести это наступление,
3) ни в том, что в их постановке дело оборачивалось в сторону разрыва союза с середняком.

На этой проблеме опять развернулся теоретический и тактический гений Сталина, когда партии пришлось впервые действовать в крупнейшем вопросе без совета Ленина.

Что «советская власть не может долго базироваться на двух противоположных основах, на крупной социалистической промышленности, которая уничтожает капиталистические элементы, и на мелком единоличном крестьянском хозяйстве, которое порождает капиталистические элементы», это со всей ясностью с самого начала видит ленинский ЦК во главе со Сталиным, которому и принадлежит эта замечательно глубокая формула.

Что «наступать на кулачество — это значит сломить кулачество и ликвидировать его как класс»; что повести наступление без достаточной подготовки и без достаточных сил означает рисковать сорваться и тем сыграть наруку кулаку,—это с самого начала видел ленинский ЦК со Сталиным во главе. К политическим предпосылкам успеха такого наступления принадлежали прежде всего сохранение и упрочение союза с середняком, достигнутого партией при жизни Ленина, а его-то как раз и срывала политика недооценки середняка, пропоеедывавшаяся нами. К экономическим (а вместе с тем, конечно, и к политическим) предпосылкам успеха принадлежала прежде всего индустриализация страны, в частности создание тракторных заводов, поднятие на большую высоту производства сельскохозяйственных машин, постановка в центре внимания деревни дела коллективизации, создание первых кадров колхозников, создание мощных совхозов и т.д. Без наличия всех этих предпосылок крики о настутении на кулака объективно были опаснейшей игрой в наступление. «Это было бы, справедливо говорит Сталин, опаснейшей игрой в наступление. Ибо мы наверняка сорвались бы на этом и дорвавшись, укрепили бы позиции кулачества... Потому что у нас не было еще тех опорных пунктов в деревне в виде широкой сети совхозов и колхозов, на которых можно было бы базироваться в решительном наступлении против кулачества. Потому что мы не имели тогда возможности заменить капиталистическое производство кулака социалистическим производством в виде колхозов и совхозов» («Вопросы ленинизма», стр. 457, изд. 9-е). Сталинский глазомер во всем этом деле оказался ленинским глазомером. Благодаря этому глазомеру партия дала отпор «левой» декламации о «наступлении» и в свое время организовала подлинное наступление на кулака, увенчавшееся блестящим успехом.

Насколько решителен был разгром троцкистско-зиновьевской оппозиции, навязывавшей с 1926—1927 гг. партии потитику наступления на кулачество раньше, чем партия подготовила все предпосылки, необходимые для действительного наступления на кулака, настолько же концентрированным, целеустремленным и мощным был удар по правой оппозиции, которая захотела задержать, сорвать это наступление тогда, как партия под руководством Сталина его всесторонне подготовила.

Вспомним два плана, как они противопоставлены в одной из самых замечательных речей т. Сталина в его речи «О правом уклоне в ВКП(б)»:

«Мы имеем дело с двумя различными планами хозяйственной политики.

План партии:
1. Мы перевооружаем (реконструкция) промышленность.

2. Мы начинаем серьезно перевооружать сельское хозяйство (реконструкция).

3. Для этого надо расширять строительство колхозов и совхозов, массовое применение контрактации и машинно-тракторных станций как средства установления производственной смычки между индустрией и сельским хозяйством.

4. Что касается хлебозаготозительных затруднений в данный момейт, то необходимо признать допустимость временных чрезвычайных мер, подкре-птенных общественной поддержкой середняцко-бедняцких масс, как одно из средств сломить сопротивление кулачества и взять у него максимально хлебные излишки, необходимые для того, чтобы обойтись без импорта хлеба и сохранить валюту для развития индустрии.

5. Индивидуальное бедняцко-середняцкое хозяйство играет и будет еще играть преобладающую роль в деле снабжения страны продовольствием и сырьем, но оно одно лишь уже недостаточно,образвитие индивидуального бедняцко-середняцкого хозяйства надо дополнить поэтому развитием колхозов и совхозов, массовой контрактацией» усиленном развитием машинно-тракторных станций для того, чтобы облегчить вытеснение капиталистаческих элементов из сельского хозяйства и постепенный перевод индивидуальных крестьянских хозяйств на рельсы крупных коллективных хозяйств, на рельсы коллективного труда.

6. Но чтобы добиться всего этого, необходимо прежде всего усилить развитие индустрии, металла, химии, машиностроения, тракторных заводов, заводов сельскохозяйственных машин и т.д. Без этого невозможны разрешение зерновой проблемы и реконструкция сельского хозяйства.

Вывод: ключом реконструкции сельского хозяйства является быстрый темп развития нашей индустрии.

План т.Бухарина:

1. «Нормализация» рынка, допущение свободной игры цен на рынке и повышение цен на хлеб, не останавливаясь перед тем, что это может повести к вздорожанию промтоваров, сырья, хлеба.

2. Всемерное развитие индивидуального крестьянского хозяйства при известном сокращении темпа развития колхозов и совхозов (тезисы т. Бухарина в июле, речь Бухарина на июльском пленуме).

3. Заготовки путем самотека, исключающие' всегда и при всяких условиях даже частичное применение чрезвычайных мер против кулачества, если даже эти меры поддерживаются середняцко-бедняцкой массой.

4. В случае недостачи хлеба—ввоз хлеба миллионов на 100 рублей.

5. А если валюты не хватит на то, чтобы покрыть и ввоз хлеба и ввоз оборудования для промышленности, то надо сократить ввоз оборудования, а значит и темп развития нашей индустрии, иначе у нас будет «топтание на месте», а то и «прямое падение вниз» сельского хозяйства (Н. Бухарин «Заметки экономиста»).

Вывод: ключом реконструкции сельского хозяйства является развитие индивидуального крестьянского хозяйства» (И. Сталин «вопросы ленинизма», стр. 411-412, изд. 9-е).

Из этих двух планов к цели, поставленной Лениным, вел только первый. «План» правой оппозиции по своим результатам приводил на деле к тому же, к чему приводил и «план» троцкизма Тов. Сталин был глубоко прав, когда в той же речи «О правом уклоне в ВКП (б)» он говорил:

«Нельзя забывать, что мы представляем партию правящую, а не оппозиционную. Оппозиционная партия может давать лозунги, я говорю о коренных практических лозунгах движения, с тем, чтобы осуществить их после своего прихода к власти. Никто не может обвинять оппозиционную партию в том, что она не осуществляет своих коренных лозунгов немедленно, так как все понимают, что у руля стоит не она, оппозиционная партия, а другие партии. Совершенно иначе обстоит дело с партией правящей, какую представляет наша большевистская партия Лозунги такой партии представляют не простые (агитационные) лозунги, а нечто гораздо большее, ибо они имеют силу практического решения, силу закона, которые нужно проводить теперь же. Наша партия не может дать практический лозунг и потом от пожить его проведение в жизнь. Это было бы обманом масс. Чтобы дать лозунг, особенно такой серьезный лозунг, как перевод миллионных масс крестьянства на рельсы коллективизма, надо иметь условия для их прямого осуществления, надо, наконец, создать, организовать эти условия. Вот почему для нас недостаточно одного лишь предвидения необходимости колхозов и совхозов со стороны партийной верхушки. Вот почему нам нужны условия, необходимые для того, чтобы осуществить, провести в жизнь наши лозунги» (И. Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 413-414, изд. 9-е).

Это кардинальное указание бьет одинаково сильно и по ошибкам троцкистско-зиновьевского блока и по ошибкам правой оппозиции.

Ленин на VIII съезде партии говорил: «Если бы мы могли дать завтра 100 тысяч первоклассных тракторов, снабдить их бензином, снабдить их машинистами (вы прекрасно знаете, что это пока-фантазия), то средний крестьянин сказал бы: «Я за коммунию» (т.е. за коммунизм)».

А до тех пор особенно важен союз с середняком, который надо беречь, как зеницу ока, до тех пор приходится держаться политики ограничения эксплоататорских стремлений кулачества (см. письмо Ленина о тезисах Преображенского).

Эту политику т.Сталин и отстаивал и отстоял против «левых» оппортунистов. А когда удалось «организовать условия» для подлинною наступления на кулачество, для ликвидации его как класса, тогда под руководством Сталина партия развернула работу гигантского размаха в этом направлении и добилась цели. Сталин не ограничивался приведением «цитаты» из учителя. Он дополнял и «подкреплял» ее «организацией условий» для ее реализации в жизни. Когда цитату о 100 тыс. тракторов (цифра эта была названа Владимиром Ильичей конечно только как примерная, приблизительная) партия смогла «подкрепить» значительно превышающим количеством реальных тракторов - 204 тыс. тракторов в настоящее время - и созданием заводов, обеспечивающих их дальнейшее производство, тогда она в условиях гигантского подъема общей индустриализации страны под руководством Сталина развернула социалистическое наступление, ставшее победоносным.

Как в свое время Ленин защищал основы большевизма в борьбе на два фронта, так и продолжателю дела Ленина т. Сталину приходится отстаивать большевизм в борьбе на два фронта: и против «левого» оппортунизма и против правого оппортунизма.

«В чем состоит разница между троцкизмом и группой т. Бухарина в вопросе о союзе с крестьянством? В том, что троцкизм высказывается против политики прочного союза с середняцкими массами крестьянства, а бухаринская группа стоит за всякий союз с крестьянством. Нечего и доказывать, что обе эти установки неправильны и что они стоят друг друга... Нам нужен не всякий союз с крестьянством, а лишь такой союз, который базируется на борьбе с капиталистическими элементами крестьянства» (И. Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 403, изд. 9-е).

Еще и еще раз восстанавливая и защищая учение Ленина о союзе рабочего класса с крестьянством, т. Сталин напоминает слова Владимира Ильича: «Что это значит — руководить крестьянством? Это значит, во-первых, вести линию на уничтожение классов, а не на мелкого производителя» (Ленин, т. XXVI, стр. 400). Руководить крестьянством — значит вести линию на уничтожение классов! Именно это основное положение больше всего забывали мы, выдвигая «лозунги» вроде «союз деревенской бедноты» и т.п., т.е. целиком оставаясь в пределах курса «на мелкого производителя». Именно это основное положение больше всего забывали правые оппортунисты, отстаивая «лозунг» всякого союза со всяким крестьянством, т.е. и с кулаком, доходя до проповеди «врастания кулака в социализм». И именно это основное положение Ленина больше всего отстаивал ЦК во главе с т. Сталиным, который теперь, спустя 10 лет после кончины Ленина, может «подкрепить» цитату из учителя цифрами о коллективизации, данными о победе колхозного строя, претворяющимся в жизнь лозунгом о превращении всех колхозов в большевистские и всех колхозников в зажиточных.

«Партия исходила из того, что без коллективизации невозможно вывести нашу страну на широкую дорогу построения экономического фундамента социализма, невозможно избавить многомиллионное трудящееся крестьянство от нищеты и невежества, говорит Сталин в его речи об итогах первой пятилетки.

Партия добилась того, что кулачество как класс разгромлено, хотя и не добито еще, трудовое крестьянство освобождено от кулацкой кабалы и эксплоатацией и под советскую власть подведена прочная экономическая база в деревне, база коллективного хозяйства.

Партия добилась того, что СССР уже преобразован из страны мелкокрестьянского хозяйства в страну самого крупного сельского хозяйства в мире».

Это — полновесные слова. Этот итог входит в железный инвентарь всего международного коммунизма.

Не только передовики-рабочие, но и передовые люди всего колхозного крестьянства чувствуют, что сделано великое дело, что оно к десятилетию со дня смерти В.И. Ленина в существенном завершено. Передовики рабочего класса и колхозного крестьянства сознают и чувствуют, что это великое дело сделано под дальнозорким, под гениальным руководством т. Сталина. Есть что-то общее в том, как ткнутся теперь передовики колхозного крестьянства к т. Сталину, с тем, как тянулись передовые люди революционного крестьянства в начале Октябрьской революции к Ленину. Как тогда влиятельнейшие вожаки революционной деревни (не говоря уже о рабочих) являлись депутациями в Смольный из сел и из окопов, чтобы лично увидать, «пощупать» глазами того, кто лучше всех выразил их чаяния и стал во главе их дела, так теперь самые влиятельные, самые горячие защитники и работники колхозного строя со всех концов СССР шлют своих людей в Кремль, к т. Сталину, чтобы «пощупать» глазами, лично поговорить с первым организатором и вожаком колхозного дела в Союзе, рассказать ему о сделанном, выспросить о следующих, предстоящих шагах, затем отвезти указания партии и ее вождя в гущу колхозных масс.

Гигантское, поистине всемирно-историческое значение имеет то, что совершилось е нашей деревне за последние годы. Трудно переоценить значение происшедшего. Но как бы высоко мы ни оценивали значение совершившегося перехода к колхозному строю, в будущем мы все увидим, что в действительности это событие имеет еще большее значение, чем мы теперь думаем.

IV.

В течение разбираемого периода разрешен вопрос о нэпе, т.е. разрешен вопрос о том, что такое нэп, каков его исторический смысл, каковы его границы, куда он «растет», куда он приводит и привел страну.

Известно, что на XIV съезде партии т. Сталии, атакуя «новую оппозицию», так определил нэп:

«НЭП есть особая политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капитализма при наличии командных высот в руках пролетарского государства, рассчитанная на борьбу элементов капиталистических и социалистических, рассчитанная на возрастание роли социалистических элементов в ущерб элементам капиталистическим, рассчитанная на победу социалистических элементов над капиталистическими элементами, рассчитанная на уничтожение классов, на постройку фундамента социалистической экономики.

Это определение было выдвинуто в борьбе против «новой оппозиции», в частности против Зиновьева, определявшего нэп как «отступательное движение ленинизма».

Восемь лет прошло с тех пор. Из всех «определений» нэпа, дававшихся в то время, жизнью с исключительной силой подтверждено только то определение, которое дал т. Сталин, Оно одно выдержало испытание времени. Оно одно подтверждено гигантскими событиями, заполнившими собой почти целое десятилетие. Оно одно правильно выразило смысл того, что вкладывал в нэп Ленин. Оно одно войдет в железный инвентарь международного коммунизма рядом с основными мыслями о нэпе самого В.И. Ленина.

Опять-таки и здесь ленинскому ЦК под руководством Сталина пришлось вести борьбу на два фронта, пришлось отстаивать позицию Ленина и против «левого» оппортунизма и против правого оппортунизма.

Как в свое время ленинский ЦК устами т. Сталина дал сокрушительный отпор нашему «левому» толкованию нэпа, так он дал уничтожающий отпор и правому толкованию его. «Когда мы вводили нэп в 1921 г., говорил т. Сталин против правых оппортунистов, мы направляли тогда его острие против военного коммунизма, против такого режима и порядков, которые исключают какую бы то ни было свободу торговли Мы считали и считаем, что нэп означает известную свободу торговли». Но, чего не видят правые оппортунисты, «нэп имеет еще другую сторону. Дело в том, что нэп вовсе не означает полной свободы торговли, свободной игры цен на рынке. Нэп есть свобода торговли в известных пределах, в известных рамках, при обеспечении регулирующей роли государства и его роли на рынке. В этом именно и состоит вторая сторона нэпа. Причем эта сторона нэпа не менее, если не более, важна, чем первая его сторона. Из этого следует, продолжает т. Сталин, что, пока есть нэп, должны быть сохранены обе его стороны: и первая сторона, направленная против режима военного коммунизма и имеющая своей целью обеспечение известной свободы торговли, и вторая сторона, направленная против полной свободы торговли и имеющая своей целью обеспечение регулирующей роли государства на рынке Уничтожьте одну из этих сторон - и у вас не будет нэпа» («Вопросы ленинизма», стр. 404—405, изд. 9-е).
Так говорил т. Сталин в 1929 г.

И именно потому, что ленинский ЦК во главе с т. Сталиным сумел отбить атаки на ленинское понимание нэпа и в 1925—1927 гг. (против «левого» оппортунизма) и в дальнейшие годы (против правого и «левого» оппортунизма), партия применяла нэп по-ленински. И в конце первой пятилетки партия могла подытожить результаты этого ленинского проведения нэпа в известной речи т. Сталина «Итоги первой пятилетки» и теперь может пойти к XVII съезду с той программой новых работ, которая произвела такое гигантское впечатление во всем мире.

В речи об итогах первой пятилетки т. Сталин между прочим сказал: «Некоторые товарищи думают, что развертывание советской торговли, особенно же развертывание колхозной торговти, есть возврат к первой стадии нэпа». Среди тех, кто года два тому назад не сумел еще окончательно ликвидировать свои оппозиционные заблуждения, подобное мнение безусловно было распространено, но, повидимому, не среди них одних. Взгляд этот разбит жизнью вдребезги. Ленинский ЦК в союзе с жизнью, в союзе с героическим социалистическим строительством масс разбил это абсолютно неправильное мнение, вытекавшее из полного непонимания как первой, так и последней стадии нэпа.

Подытоживая результаты первой пятилетки, т. Сталин охарактеризовал разницу между нынешним положением и первой стадией нэпа в трех пунктах. Во-первых, говорил он, торговля на первой стадии нэпа допускала оживление капитализма и функционирование частнокапиталистического сектора в товарообороте, меж тем как советская торговля исходит из отрицания того и другого «Советская торговтя есть торговтя без капиталистов — малых и больших, торговля без спекугшнтов—малых и больших. Это особого рода торговля, которой не знала до сих пор история и которую практикуем только мы, большевики, в условиях советского развития». Во-вторых, говорил он, мы имеем теперь развитую государственную промышленность и целую систему колхозов и совхозов, обеспечивающих государству громадные резервы сельскохозяйственных и промыштенных товаров для разворота советской торговли, чего «не было и не могло быть в условиях первой стадии нэпа». В-третьих, «мы... вышибли совершенно из товарооборота частных торговцев, купцов, посредников всякого рода». Это было сказано год тому назад. А теперь, накануне XVII съезда партии, каждый из этих трех факторов стал еще сильнее и сила приведенных слов еще убедительней.

Так разбит вдребезги тезис о том, что нэп был только «отступлением», что нэп просто равносилен госкапитализму (мы не говорим уже о мнении, будто наши госпредприятия не являлись предприятиями последовательно социалистического типа). Так разбит вдребезги тезис правых оппортунистов, что нэп есть неограниченная свобода торговли. Так разбит вдребезги «тезис», будто развертывание колхозной торговли есть возврат к первой стадии нэпа. Так перед всем миром иллюстрировано, что означало заявление Ленина в самом начале нэпа, что нэп — это всерьез и надолго, но не навсегда. Так на глазах пролетариев всего мира оправдывается ленинское предсказание, что из России нэповской будет Россия социалистическая Это историческое предсказание становится фактом. Эту «цитату» из В. И. Ленина ЦК партии смог через 10 лет после смерти учителя «подкрепить» уже не только цифрами о результатах первой пятилетки, но и цифрами, на которых построена вторая пятилетка. От этих цифр захватывает дух. Одни, весь пролетарский мир, читают их с восторгом, другие, буржуазные враги, со скрежетом зубовным. Цифры эти, пишут во влиятельнейших органах буржуазии, как нельзя больше приспособлены для упражнения силы человеческой фантазии. Но в то же время весь мир знает: это именно не фантазия, а действительность; большевики выдвинули эти цифры, большевики сумеют их реализовать. Фундамент социалистической экономики построен Россия нэповская превращается в Россию социалистическую. Вот урок для всего международного пролетариата.

V.

В конце декабря 1921 г., на IX съезде советов, Владимир Ильич говорил:

«Материально в отношении экономическом и военном мы безмерно слабы, а морально, не понимая, конечно, эту мысль с точки зрения отвлеченной морали, а понимая ее, как соотношение реальных сил всех классов во всех государствах, мы сильнее всех» (т. XXVII, стр. 119).

Тогда, когда эти слова были сказаны, дело обстояло именно так.

Но Владимир Ильич тут же добавил:

«Вот почему мы говорим себе: взявшись за наше мирное строительство, мы приложим все силы, чтобы его продолжать беспрерывно. В то же время, товарищи, будьте начеку, берегите обороноспособность нашей страны и нашей Красной армии, как зеницу ока, и помните, что ослабления, в отношении наших рабочих и крестьян и их завоеваний, мы не вправе допускать ни на секунду» (там же, стр. 120).

Ленинская партия так и действовала. И вот теперь, подводя итоги за 10 лет, истекших со времени кончины великого учителя, партия может гордиться тем, что теперь Советский союз уже не только морально сипьнее всех, но и материально сильнее многих, что и «в отношении экономическом и военном» Советскому союзу теперь уже к счастью не приходится говорить о себе как о безмерно слабом.

Когда умер Ленин, даже буржуазный лагерь отозвался рядом оценок, которые, как отметил тогда же А. М. Горький, были полны почтительного удивления перед его колоссальной фигурой. Но чем яснее буржуазия сознавала, сколько колоссальной была фигура Владимира Ильича, тем больше надеялась она на то, что, потеряв эту колоссальную фигуру, наша революция, наша партия покатятся вниз. Иные из вождей буржуазии и не скрывали этих своих надежд.

Рабочий класс нашей страны, как и цвет рабочих всего мира, знал, конечно, как бесконечно велика эта потеря для мировой пролетарской революции. Достаточно вспомнить обстановку похорон Владиміра Ильича, зрелище, величавее которого еще не видел мир. И именно поэтому первым же движением рабочих мас£ Советского союза непосредственно после смерти Владимира Ильича было еще больше поддержать ленинскую партию, еще теснее сплотиться вокруг нее и для этого послать новые сотни тысяч лучших пролетариев в ряды ленинской партии. Идея «ленинского набора» в 1924 г. родилась в рабочих кварталах. Это было движение самих рабочих, совершенно исключительное по своей непосредственности и по величию заложенной в нем простой, но глубокой мысли: умер наш великий вождь, и сколько-нибудь уравновесить эту потерю могут только дружные усилия новых сотен тысяч рабочих-передовиков.

Естественно, что такая же в основе своей мысль пронизала электрическим током и тех рабочих, которые уже были в партии, воодушевила всю партию снизу доверху Основные кадры рабочего класса нашей страны прекрасно отдавали себе отчет в том, что теперь необходимо еще больше сплотиться вокруг ЦК партии, воспитанного, отобранного, закаленного и проверенного в течение десятилетий борьбы при Ленине Его бесспорным руководителем партия сразу признала т. Сталина, ибо она знала, что он с наибольшей непримиримостью будет бороться за ленинизм. В борьбе против обеих антиленинских оппозиций, увлекших за собой лишь горстки сторонников, вокруг т. Сталина скоро сложился весь тот штаб руководителей, тоже закаленных и проверенных при Ленине, который известен теперь каждому рабочему и колхознику СССР, каждому трудящемуся за пределами Союза. Чем яростнее троцкистская оппозиция, а затем и правая оппозиция сосредоточивали свои нападки на товарища Сталина и его ближайших соратников, героически отстаивавших заветы Ленина в труднейшей обстановке, тем больше доверие пролетарских масс поворачивало именно в их сторону. И весь ход великой борьбы и великих работ в СССР обеспечил этому штабу, возглавляемому т Сталиным, полную поддержку и доверие масс Руководство нашей партии, являющееся одновременно руководством Советского союза, штабом мировой революции, окружено тем доверием, без которого нет и не может быть успешной работы пролетарской диктатуры, без которого не может процветать строительство социализма, не может социалистическая страна обороняться от целого мира буржуазных врагов.

Рабочий класс СССР, коммунистический пролетариат всего мира энают, что руководство всего пролетарского дела находится в верных руках. Эта уверенность была и остается гигантским фактором во всей борьбе нашего класса, во всех его великих достижениях за то десятилетие, которое сейчас подытоживается, фактором, значение которого трудно переоценить. Эта сторона нашей революции тоже имеет «международную значимость». В «Детской болезни» Ленин посвятил целую главу теме «вожди — партия — класс — масса» и в ней исчерпывающе разъяснил роль руководства для пролетарской партии, разумеется, если это руководство действительно является марксистским, коммунистическим, большевистским. Ленин разъяснил в этой главе, что действительные вожди революционно-пролетарского движения выковываются, закаляются, проверяются многими и многими годами.

Десятилетие, истекшее со времени кончины Владимира Ильича, наглядно подтвердило перед всем международным пролетариатом важность и правильность того, что завещал и по этому поводу Ленин Чем держится дисциплина революционной партии пролетариата? Чем она проверяется? Чем подкрепляется? — спрашивал Владимир Ильич И он отвечал:

«Во-первых, сознательностью пролетарского авангарда и его преданностью революции, его выдержкой, самопожертвованием, героизмом Во-вторых, его уменьем связаться, сблизиться, до известной степени, если хотите, слиться с самой широкой массой трудящихся, в первую голову пролетарской, но также и с непролетарской трудящейся массой. В-третьих, правильностью политического руководства, осуществляемого этим авангардом, правильностью его политической стратегии и тактики, при условии, чтобы самые широкие массы собственным опытом убедились в этой правильности. Без этих условий дисциплина в революционной партии, действительно способной быть партией передового класса, имеющего свергнуть буржуазию и преобразовать все общество, не осуществима» (т. XXV, стр. 174).

И вот, перечитывая еще и еще раз эти строки Владимира Ильича, вдумываясь в них, анализируя их, каждый честный сторонник диктатуры пролетариата скажет: все эти три условия были налицо у нас и в то десятилетие, когда партия принуждена была работать без В.И. Ленина. Каждый честный сын партии скажет, что это так. Эти три ленинских «условия» ЦК партии, возглавляемый т. Сталиным, может «подкрепить» тем подлинным единством партии, той подлинной пролетарской дисциплиной, тем цветущим состоянием партии, в каком она пришла к XVии съезду. Оспаривать это может только тот, кто бесповоротно перешел на другую сторону баррикады, кто, как Троцкий, упал до роли вредителя рабочего дела, ибо то, что делает он теперь, может делать только контрреволюционный вредитель. Иным словом его те перешнюю роль по отношению к СССР, по отношению к героической германской компартии назвать нельзя.

Как поступает большевик, когда один из отрядов его класса попадает в особенно трудное положение, попадает под злобный огонь одичалого неприятеля? В этот момент он сохраняет особенную преданность данному отряду своего класса, он помогает братьям по классу, попавшим в трудное положение, сохранить хладнокровие, порядок в рядах, он грудью отстаивает то дело, за которое бился и бьется этот отряд. А как поступает «идейный» мародер, как поступает замаскированный меньшевик, меньшевик, загримированный под «левого» «революционера»? Он подымает крик о «гибеіи» данного отряда. Под видом особенно горячих «забот» о данном отряде он на деле помогает злобному, одичалому врагу против данного отряда. Тут-то он и разоблачает себя как подлинного агента буржуазии, как вредителя рабочего дела.

Именно так и поступает Троцкий в связи с преследованиями, которым подвергся германский отряд мирового коммунизма от руки фашизма.

Когда в Италии побеждали фашисты, Владимир Ильич Ленин, очень внимательно следивший за судьбами итальянского рабочего движения, писал (март 1922 г), что итальянским коммунистам надо «пользоваться практически и практично великолепными (хотя и дорого стоящими) наглядными уроками фашизма — и победа за итальянским коммунизмом обеспечена» (т. XXVII, стр 205). А Троцкий «пользуется» дорого стоящими (рабочим) «победами» германского фашизма, чтобы кричать на радость фашистам о «гибели» германской компартии, давать «лозунг» «четвертого интернационала».

«Капиталистические страны чреваты пролетарской революцией, и именно потому, что они чреваты пролетарской революцией, буржуазия хотела бы почерпнуть в неудачах пятилетки новый аргумент против революции, тогда как пролетариат, наоборот, старается почерпнуть и действи гельно черпает в успехах пятилетки новый аргумент за революцию, против буржуазии всего мира» — говорит т. Сталин («Итоги первой пятилетки»).

Передовые пролетарии всего мира почерпнули в итогах первой пятилетки и почерпнут в работах XVии съезда величайший аргумент в пользу пролетарской революции и в пользу единого фронта рабочих снизу для борьбы за пролетарскую диктатуру.

Никогда еще контрреволюционные вожди социал-демократии так не боялись единого фронта, как боятся его сейчас Вот почему они особенно ценят сейчас «услуги» Троцкого по часто клеветы против СССР и Коминтерна. Троцкий обвиняет Коминтерн и германскую компартию в срыве единого фронта, а сам фактически наладил единый фронт с вождями социал-фашистов Для Германии он дает «лозунг» бойкота ЦК германской компартии и создания совместно с «левыми» социал-демократами «нотой» партии. Для Австрии он предлагает Реннерам, Бауэрам и К° «лозунг» превращения этой республики в «Пьемонт», т.е. в опорный пункт для воссоздания буржуазной демократии в Германии. Для Англии он в письме к независиму Мэкстону предлагает «лозунг» «моральной интервенции» в дела СССР. Ниже упасть нельзя. Когда 20 лет назад в «Звезде» и «Правде» большевики вели блестящую кампанию за единый рабочий фронт снизу против меньшевиков и эсеров, Троцкий на словах больше всех кричал о «единстве», а на деле шел рука об руку с контрреволюционными лидерами меньшевизма. Так и теперь. Он «только» вернулся на 20 лет назад.

Только неисправимая меньшевистская «философия» может видеть в торжестве Гитлеров «гибель» коммунистической партии в Германии. Только меньшевик может не понимать, что в последнем счете фашизм ускоряет гибель капитализма. Что уроки фашизма будут дорого стоить рабочим, это заранее знал и об этом думал и говорил Ленин еще в 1922 г. Но в то же время он знал, что «наглядные уроки» фашизма по-своему «великолепны» (в каком смысле — это понятно) и что коммунисты должны уметь ими пользоваться «практически и практично», т.е. что эти «наглядные уроки» в последнем счете ускорят гибель капитализма торжество коммунизма.

Международный коммунизм отвергает оппортунистическую «теорию» неминуемости целого фашистского этапа в развитии от капитализма к социализму. Но международный коммунизм знает, что «наглядные уроки» фашизма надо использовать так, как этому учил Ленин.

Тезисы, опубликованные ЦК ВКП(б) к XVII съезду партии, вместе с решениями Xиии пленума ИККИ, опубликованными тоже недавно, представляют гигантскую программу действий для международного пролетариата, целикам построенную на великом учении марксизма-ленинизма.

Наша партия под руководством продолжателя дела Ленина т. Сталина делала и делает все возможное, чтобы уберечь Советский союз от новых войн. И в то же время она сделала все возможное, чтобы враг не мог застать СССР врасплох, если война нам будет навязана. С полной уверенностью в победе может Союз наш итти под ленинским стягом навстречу грядущему. Если та или другая группа империалистов решится пойти войной на Союз советов, панихиду будут петь по этой группе. Она не сорвет планов социалистического строительства на второе пятилетие, но сама сорвется в пропасть наверняка.

Десять лет международно организованный ленинизм ведет свою великую освободительную борьбу без Ленина. Но он остается и останется верен всему тому, чему учил Ленин. И поэтому он непобедим.

 

 

 

1934 год.